В день своих именин воспоминаниями о приходской жизни делится Валентина Георгиевна Домбарович

23 февраля, в день памяти святой мученицы Валентины,  мы были очень рады видеть среди именинниц Валентину Георгиевну Домбарович. По состоянию здоровья, уже пять лет она не может работать, но до этого десять лет посвятила нашему приходу, трудясь поваром. Причём, ей досталось самое тяжелое время – не было церковного дома, и готовить еду приходилось в ледяном контейнере за храмом. А ведь до пенсии, в советское время, она была, ни много ни мало, заведующей в продуктовом магазине. Должность серьёзная, требовала особой осторожности, ответственности. Но слова матери для Валентины Георгиевны стали законом: «Никакими «делами» не занимайся, работай честно». Это и помогло остаться человеком. 

А вот как Валентина Георгиевна вспоминает работу на нашем приходе:
«В храм я пришла в начале двухтысячных. Была уже на пенсии, и, узнав, что приходу нужен повар, решила попробовать. Хотя с церковной жизнью я совсем была незнакома, после службы подошла к настоятелю отцу Вадиму, а он, стоя на солее, посмотрел на меня так сверху вниз и спросил: «А готовить-то умеете?» Только и нашлась, что сказать: «Ну, не понравится, уволите». Не уволили – и много лет, пока было здоровье и силы, я кормила и батюшек, и работников, и прихожан, и бездомных. Спрашиваю: «А сколько человек кормить?» Казначей ответила уклончиво: «Обычно 10-15, но может и больше». Кончилось тем, что иногда я кормила и 30-40, причём показать, что кастрюля уже пуста, нельзя. Так что проявляла жизненную смекалку: пока предлагала согреться горячим чаем, и быстренько варила картошку, макароны – голодным никто не уходил. Всегда приносила из дома котлетку, или рыбу своего посола, чтобы подкормить настоятеля – он допоздна на приходе, на одном супе и макаронах не очень-то протянешь. И обязательно старенькую, ныне покойную прихожанку на костылях Нину Гавриловну. Она любила домашнюю кухню и так искренне благодарила, что делиться с ней было в радость. 
Показали рабочее место: контейнер за храмом. В самом храме должен был начаться ремонт полов, помещения под трапезную нет. До этого я более 20 лет проработала в магазине, до этого в ресторане, а тут – старый проржавевший контейнер, зимой иногда поварёшка в супе замерзала. Но я привыкла к чистоте, и накрыла на стол так, как положено: салфетки, вилки (а то ели все только ложками). Пришёл дьякон Игорь Ивонин, он тогда служил в нашем храме, и поразился: «Ну, наконец-то порядок!» 
И ещё у меня в памяти такая картина: престарелый чтец Леонид Георгиевич (хотя 20 лет назад он был такой шустрый) на свои именины заказал одной женщине испечь несчётное количество пирогов и позвал прихожан на угощение. Посадить то их в контейнер за малюсенький стол никак, так он выстроил всех снаружи и каждому по очереди наливает вина и угощает пирогами. А потом, довольный, заходит и начинает читать мне свои стихи. По углам мышки скребутся, на потолке висит тусклая лампа, сижу уставшая и слушаю духовную поэзию… 
Ну, а потом отремонтировали заброшенный дом, теперь там церковная школа. Сделали приличное помещение для приёма пищи. Стало значительно легче, уже можно было не таскать на себе кастрюли с едой, всё под рукой, чисто, удобно. 
Вообще, трапезная очень важна для прихода. Не только потому, что там можно поесть. Я никогда в разговоры не влезала, никого ничему не учила, но наблюдала, как общаются священники и прихожане, как они решают какие-то проблемы, делятся рассказами. Если кто-то из работников или прихожан приводил в храм родственника, друга, невесту или жениха, то именно общение в трапезной укрепляло знакомство. Надеюсь, что по мере сил, смогла послужить другим. Теперь у меня 4 внуков, 7 правнуков. И добрые воспоминания о служителях, работниках и прихожанах храма»

 

dombr