Угличские истории

В день памяти обретения мощей святого преподобного Сергия Радонежского настоятель протоиерей Вадим Буренин, рассказывая об этом событии на проповеди, поделился с нами интересной историей. В июне он посетил город Углич, где в местном краеведческом музее его внимание привлек один экспонат: деревянный гроб (колода) и монашеское облачение. 

Согласно рассказу экскурсовода, в 1942 году в Угличе при раскопках в Воскресенском монастыре была найдена колода начала 18 века с мощами монаха Симеона Ульянова (предположительно, в монашестве Иоакима). Захоронение было признано совершенно уникальным, так как за 300 лет ни тело, ни одежда монаха не только не истлели, но сохранились идеально. Сначала открытый гроб стоял около места раскопа, так что местные жители приходили подивиться находке. 

Затем, какое-то время тело монаха хранилось в Угличском музее, но так как появились «негласные» слухи о его возможной святости, местные власти быстро перевезли его в Ярославль и сокрыли от посторонних глаз в медицинском институте на кафедре судебной медицинской экспертизы. С мощей сняли облачение, оставив его и гроб в Угличском музее, а сами мощи выставили под стеклом для обозрения студентам. По мнению руководства, это должно было ясно показать, как сухая почва и дубовый гроб влияют на сохранность человеческого тела. Интересно, задавали ли студены им вопрос, почему миллионы других тел в дубовых гробах в самой благотворной среде истлевают практически бесследно? 
И почему так: над телом одного Ульянова, в Москве, трудится огромный штат специалистов, даже целый институт занимается сохранением его тела, а этот Ульянов, простой монах, за столько лет не рассыпался в прах, даже без всякого вакуума и эфиров.

В 1995 году мощи иеросхимонаха Иоакима вернули Православной Церкви, а когда возродилась Воскресенская обитель, где старец подвизался и был похоронен, их сюда и перенесли. 

Ничего особенно о жизни Симеона Ульянова мы не знаем: был простым мирянином, женился, принял священный сан, служил в сельских храмах Угличского уезда, имел двух сыновей. Когда умерла его супруга, в 1707 году, иерей Симеон оставил мир и стал послушником Воскресенского монастыря. Здесь он принял постриг с именем Сергий, но проходил послушания как простой послушник, а не как священник. Удивительная мудрость прежней монастырской жизни! Только через пять лет ему было позволено принимать исповедь и совершать богослужения. После 11 лет монастырской жизни иеромонах Сергий принимает схиму (предположительно с именем Иоаким). 

Мы не знаем, будет ли когда-нибудь иеросхимонах Иоаким прославлен в лике святых. Мы не знаем, является ли факт нетления мощей свидетельством святости его жизни. Но вот что обращает внимание: есть монахи высокой подвижнической жизни, как святой Сергий Радонежский – о них знает весь христианский мир. А есть подвижники, никому неизвестные – у них семьи, дети, обычное приходское служение или скромный мирской труд. Воистину, лишь один Господь знает, сколько неведомых миру святых сердец было и есть на земле!

Послесловие:
А табличку писал "большой специалист": если колода триста лет пролежала в земле, ее сами они и выкопали, держали на улице, потом отдали музею - о какой вентиляции помещения идет речь? Под землей, что ли, комната проветриваемая была? Шутники.... Теперь монах Иоаким лежит в храме в простом деревянном ящике под стеклом. Из вентиляции есть форточка.

 


Предыдущая новость -
Следующая новость -