НЕПРЕЛОЖНЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА

 

 http://www.rusvera.mrezha.ru/549/4.htm

 

В этом храме Кутузов молился после его назначения главнокомандующим, и Пушкин – перед роковой дуэлью…

 


Часовня в честь иконы «Всецарица» на берегу Большой Невки

Каменноостровский проспект перейти возле храма не просто даже по «зебре». Улучив момент, ныряю-таки в русло автомобильной реки и семеню к противоположному берегу. Поспешал я не зря: уже налетает очередной вал машин, как вдруг за спиной слышу визг тормозов, металлический хлопок, и через мгновение – ругань… Куда люди торопятся? Ретируюсь поскорее и через сквер выхожу к старинному зданию Инвалидного дома – бывшего; ныне это «Школа высшего спортивного мастерства», гласит вывеска. Рядом – бронзовые статуи, этакие три грации, только в мужском обличии, торс, бицепсы и т.п. Ба! Да это же памятник олимпийскому чемпиону борцу Александру Карелину, – с удивлением рассмотрел я знакомые черты в одной из фигур. – Но ведь он ещё живой… кажется. Точно. Его «Единая Россия» на этих выборах выдвигает… Тут я обнаруживаю нацеленную на себя камеру внешнего наблюдения, и делается как-то не по себе. Выхожу к Ушаковскому мосту над Большой Невкой. Возле моста гуляет молодёжь: хотя вода в реке ледяная, заряжённые пивом юнцы с матом лезут в неё – им хоть бы что. Боевые подруги их подбадривают…

Жизнь мегаполиса каждой своей минутой напоминает о силе, молодости, всё кричит: живи весело! Торопись жить!

Но рядом, в нескольких шагах отсюда, Берёзовая аллея – улица с таким лирическим названием, навевающем, однако, петербуржцам печаль: здесь расположена городская онкологическая больница.

Вот человек, без остатка погружённый в стремнину дел – быстрее, выше, сильнее конкурента, – и вдруг он, словно водоворотом, выброшен в заводь один на один со своими вопросами и страхом неминучей смерти. В чём надежда? Куда пойти? Кому поведать о своем отчаянии?

* * *

Мост Федора Ушакова оформлен во всех традициях сталинского классицизма: якорь и звезда из чугуна, помпезные колонны с советской символикой – однако ж тут ещё один зигзаг русской истории: теперь мост носит имя не только выдающегося флотоводца, но и русского святого. И у построенного рядом павильона для разводки моста в чём-то схожая судьба. Сам мост разводили над Большой Невкой в 50-х годах, кажется, один или два раза, и с тех пор шестерёнки разводного механизма ржавели в этом цилиндрическом домике без употребления. И тогда приход храма Рождества Иоанна Предтечи стал просить у властей разрешения передать его церкви – под часовню. То есть сначала просили передать его под хозяйственные нужды, но, видно, Богу это не было угодно. А под часовню – дали. Тем более что к этому времени павильон успел сгореть. Неожиданно для настоятеля дело пошло как по маслу. Он уверен – не без помощи старца Николая Гурьянова, которого особо просил молиться об этом.

Интересно, что проект часовни по заказу прихода сделал тот же самый архитектор, который полвека назад спроектировал и Ушаковский мост, и этот павильон, – Владимир Васильковский. Вскоре после этого, в 2002-м, не дожив года до своего 80-летия, он скончался. Мало кто сегодня помнит, что заслуженный художник России В. С. Васильковский – автор проекта Дворца Советов в Москве, к счастью, не осуществлённого (на этом месте ныне высится Храм Христа Спасителя). Никогда не знаешь, какими путями ведёт Господь человека.

Теперь это известная всему городу часовня в честь иконы Божией Матери «Всецарица».

* * *

Когда я зашёл в часовню, возле иконы молилась какая-то женщина. Она стояла молча и неподвижно, но в фигуре её была такая обречённость, что я не решился нарушить тишину и потихоньку присел на лавочку у входа. И служка, пожилая петербурженка, так же молча сидела за свечным ящиком, словно ожидая чего-то от посетительницы. Но та, так ничего не сказав, удалилась. Теперь мой черёд был приблизиться к святому образу.

 


Икона Божией Матери «Всецарица»

«О Пречистая Богомати, Всецарице! Услыши многоболезненое воздыхание наше пред чудотворною иконою Твоею, из удела Афонскаго в Россию пренесённою, призри на чад Твоих, неисцельными недуги страждущих, ко святому образу Твоему с верою припадающих!» Такими словами поют православные, обращаясь в молитве к образу «Всецарицы». Сам образ «Пантанассы», как называют в Греции эту икону, хранится в Ватопедском монастыре на Афоне и прославлен там многими чудотворениями. В Санкт-Петербурге – список с неё, но и он уже многажды проявлял свою чудотворную силу.

Собственно, об этом говорит и то, как благоукрашена часовня: наборный мраморный пол, мраморный киот иконы. Помогали в этом деле не только те, кто получил от «Всецарицы» реальную помощь, но и те, у кого от рака погибли родственники. Ведь эта болезнь нашего времени – не только телесная, но и душевная, и поражает она не только самих онкобольных, но и ближних. Да не воспримут читатели эти мои слова как благочестивую болтовню, потому как и в моей семье на моих глазах от рака желудка умирал человек, – помню, что я тогда испытывал. Если бы тогда я знал, если бы мог тогда помолиться Божией Матери «Всецарице»!

 


Протоиерей Вадим Буренин

Сегодня у иконы в часовне ежедневно совершаются молебны. У протоиерея Вадима Буренина, настоятеля соседствующего храма Рождества Иоанна Предтечи (к нему приписана эта часовня), я спросил: нет ли потребительского отношения к иконе, когда приходит человек в часовню как в аптеку – получить желаемое? «На моей памяти нет ни одного случая, когда бы кто-то, придя, относился к этому как к какому-то шаманству, – ответил он. – Да и мы стараемся объяснять людям значение их молитвы».

Впрочём, на мой вопрос лучше всего могли бы ответить сами болящие. Поэтому настоятель и благословил мне посмотреть записи в «Книге свидетельств» исцелений по молитвам к Божией Матери «Всецарица». Вот некоторые из этих записей, особенности стиля которых я решил сохранить.

«Два года назад заказала молебен о здравии у чудотворной иконы Всецарица с водосвятием, спустя несколько месяцев фиброма исчезла, заключение врачей. Молебны с водосвятием заказывала несколько раз. Ситкака В.С., 70 лет».

«В конце мая очень плохо себя чувствовала и врач направила на обследование. Узи показало 2-хкамерную кисту печени. После молебнов к Божией Матери «Всецарица», употребления св. воды и св. масла при повторном обследовании через 2 с половиной месяца ничего обнаружено не было, томография прилагается. Павлова Ольга, 56 г.р., (телефон имеется)».

«Обратилась к врачам, обнаружили рак матки. Молилась «Всецарице», заказала 40 молебнов, исповедалась и причащалась, и раньше просила о помощи Божию Матерь, через неделю почувствовала улучшение. Врач сказала: «Это странно, просто чудо произошло». Операция и облучение не понадобились. СПб, Жанна Михайловна Ковенчук (телефон имеется)».

«В июне 2006 после химиотерапии стало болеть колено… Наружно лечить врач не разрешил, но действительно стало хуже. Только таблетки предлагаются. А впереди ещё несколько курсов химиотерапии, и что же дальше? Костыли? И осенило – святая вода от Всецарицы! Каждое утро молилась, читала. И стала поливать на больное колено 3 раза – с крестным знамением и верой. А уже с трудом ходила и еле-еле домой с сумкой шла. Через 3 дня опять к врачу надо было. Собралась, отправилась, и пришлось пробежаться за трамваем. Когда уселась – спохватилась, а как же я бежала? Ничего не болит!!! Господи, прости и помилуй нас всех молитвами Пречистой Твоей Матери и всех Святых! И уже давно молилась усердно, но поливать снаружи не догадывалась. А ведь это так просто и надо совсем немного в детской кружечке! Благодарю Господа и Божию Матерь. Раба Божия Надежда».

«Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Дочь моя Анастасия заболела онкологическим заболеванием в 2000 году в августе месяце, диагноз: лимфообластной лейкоз. Что Настя больна, заметили в Псково-Печерском монастыре на празднике Успенья Божией Матери. Мы были неверующие, т.е. сомневающиеся, и чудесным образом попали на праздник, ради любопытства. Когда приехали в Петербург, очень быстро узнали про это, жена поехала в областную больницу и тут же нас положили на лечение. Затем началось лечение телесное и духовное всей нашей семьи. Всецарица всегда сопровождала нас, где бы мы ни находились дома и в больнице. Много трудностей пришлось нам пройти, и вот я уже могу засвидетельствовать, как дивны дела Божьи. Отроковица Анастасия исцелилась полностью, даже следа не осталось от её болезни. Ей сейчас 15 лет, даже врачи удивляются, как это получилось. Раб Божий И. Иванов, 2007 г. (указан телефон)».

«Благодарность милости Божией за исцеление. В марте 1999 у меня была обнаружена злокачественная опухоль с метастазами на той стадии, когда операцию делать уже поздно. Оставалась надежда на тяжёлое, длительное и дорогое лечение. Денег не было, работать не могла, а пенсию ещё не выработала. На руках 87-летняя малоимущая мама и 17-летняя дочь-студентка. Близкие тоже не могли быть опорой. Т.о. на земную, мирскую помощь я не могла рассчитывать. Но помощь небесная, то, что особо зримо подается через угодников Божиих, и благодать чудотворных икон как всегда, сильнее, щедрее, милостивее. Особенно помогали молебны с акафистами перед иконой нашего храма «Всецарица». Молилась также перед иконами Богоматери «Всех скорбящих Радости», Владимирской, Казанской, у наших Петербургских святынь. Исповедовалась, причащалась, пила св. воду, помазывалась освященным маслом. Простила всех и вся, сама просила прощения. Просила молитв наших батюшек. И всё устроилось чудесным образом: меня взяли на бесплатное лечение, оформили инвалидность, несмотря на истощение организма, успешно перенесла все курсы химии и облучения. Через год консилиум определил возможность операции. В сентябре 2000 г. меня успешно оперировали. Всё время Господь посылал помощь через добрых людей и врачей. С тех пор прошло 6 лет. Слава Богу, всё нормально! Никакими словами не выразить благодарность и радость за помощь и чудесное исцеление. Велика милость Божия. Велика любовь Матери Божией! Раба Божия Евдокия».

Наверное, общее чувство всех верующих кратко могут выразить слова Марии, Раи и Людмилы из «Книги свидетельств»: «Благодарим Тебя, Всецарица Божия Матерь, за твою великую помощь бедным страдальцам больным онкологией!»

* * *

Побеседовать отец Вадим пригласил меня в приходской дом, расположенный в нескольких сотнях метров от храма – бывшее здание оранжереи дачи принца Петра Ольденбургского. В начале 90-х, когда храм передали приходу, ни одного служебного помещения не было. Строить на Каменном острове запрещено, – как говорили в XIX веке, – «регламентная территория». В результате один придел и так не очень-то обширного храма переделали под подсобку, разместив там канцелярию, ризницу и все прочее. Спустя десятилетие приход получил этот домик, как и павильон часовенки, полностью разоренный. Памятник федерального значения… Теперь в этом прекрасно восстановленном здании и воскресная школа, и катехизаторские курсы, и библиотека.

По традиции первым делом спрашиваю о.Вадима о том, что сподвигнуло его выбрать 80-х годах в общем-то трудную стезю священнослужителя, и с удивлением узнаю, что решающую роль в этом сыграла блаженная Любушка из Сусанино…

– Священников в роду у меня не было, но семья наша была верующей. У прадедов был свой дом в районе Шуваловских озер, нашу семью посещал Иоанн Кронштадтский. Именно в семье я много слышал о Любушке, к ней ездили мои родственники, но меня до окончания средней школы Бог не сподобил у неё побывать. После школы я поехал к ней один, самостоятельно, с тем, чтобы она помолилась, дабы я поступил в вуз. Приехал я в Сусанино, и в храме мне сказали, что Любушки нет, надо идти к ней домой. Объяснили, как пройти. Подхожу я к её дому, а в дверях стоит блаженная Любушка (я ещё не знал, что это она) и как бы ждет меня. Пригласила меня в дом, и оказалось, что за столом там сидит множество духовенства. Она же, обращаясь к ним, говорит: «Вот к нам ещё один батюшка пришел!» У меня появилась такая мысль: может быть, матушка не разглядела кто к ней пришел, плохо видит? Стал объяснять, что я не батюшка, я только что школу закончил и приехал к ней просить её молитв и духовного наставления. А она меня начинает убеждать: дескать, нет-нет, ты будешь священником. Так где-то полчаса в присутствии молча слушающего духовенства она меня убеждала, что мне нужно поступать не в вуз, а в духовную семинарию. Так я и уехал от неё в состоянии растерянности – ведь хотя был я из верующей семьи, молился дома, богослужения посещал, но мыслей стать священником у меня всё-таки не было. После посетил я Псково-Печерский монастырь, Троице-Сергиеву лавру, немного пожил там, общался со старцами. И понял, что не готов идти по этому пути. Решил поступать в вуз. Во время первого экзамена у меня вдруг резко, до 40 градусов, поднимается температура. Весь горя, с трудом я как-то ответил, пришёл домой, а вечером вызвали «скорую» – оказалось, что у меня аппендицит. И вот экзамены идут своим чередом, а я лежу в больнице. Но отступать я не думал. Выйдя из больницы, решил сдавать экзамены с другим потоком. Сдаю на все пятерки, доходит дело до последнего экзамена. И тут оказываюсь свидетелем такой сценки: идут по коридору вместе с преподавателем ребята с Кавказа и просят: ну, можно, мы хоть будем держать учебники в парте? А преподаватель их успокаивает, дескать, ни к чему беспокоиться, ведь договоренность уже есть, они и так получат пять. И вот когда мы, последние, зашли сдавать экзамен, нам так и сказали, что сдать его мы не сможем, потому что набор завершён. И тут-то я вспомнил о благословении Любушки. И это было, с одной стороны, печально, с другой – очень промыслительно для меня, я сразу это понял. Но на этом история не заканчивается. Вскоре я поступил на работу в храм, был алтарником, чтецом в Сусаннино. Там я постоянно с Любушкой общался. Ответы на разные вопросы получал от неё, очень серьёзные духовные наставления. Пришло время поступать в семинарию. Она говорит мне: думаю, тебе надо поступать в нашу питерскую семинарию. Иди документы подавай. Я ей говорю, что старец Наум в Лавре благословил меня поступать в Московскую семинарию. Говорил: будешь учиться здесь, мы тебе келейку соорудим, будешь молиться, монашество примешь… А Любушка: нет-нет, поступай сюда. И вот перед поступлением моим в семинарию произошла встреча: отец Наум приехал к блаженной Любушке в Сусанино, и в храме они между собой решали, где мне учиться. В конце концов отец Наум (он каждый год к ней приезжал) вышел и сказал: раз Любушка говорит, что учиться тебе в питерской семинарии, так тому и быть. Окончил я семинарию, потом академию, защитил кандидатскую и тружусь вот во славу Божию в Русской Православной Церкви.

С Любушкой у меня связано много важных моментов, потому что она действительно была человеком Божиим, стяжавшим благодать Духа Святого. А ещё эта ситуация с о.Наумом убедила меня, что соборное мнение в нашей Церкви живо не только в виде предания, а в реальной каждодневной жизни.

– Да, ведь место Любушки в Церкви не было как-то формально закреплено, она даже не была в штате храма, – соглашаюсь я с о. Вадимом. – А с ней советовался маститый архимандрит.

– Приезжали к ней иерархи, политики, все – за духовными наставлениями и помощью. Она очень много молилась и за нашу страну, и за те или иные события, и видно было, что ей открыты судьбы мира. И что случилось в моей жизни, вплоть до назначения в этот храм, происходило при её непосредственном участии, по её молитвам. И для меня очень знаменательно, что ко Господу она отошла на память Иоанна Предтечи, небесного покровителя нашего храма. Я, конечно, каждый год езжу на её могилку, служу там панихиду, заказываю службы, её поминаю.

– Сохранилось ли сейчас в людях почитание Любушки, растёт ли оно? Ведь прежде многие ездили к ней за решением каких-то очень практических вопросов, а теперь она не может дать ответ этим людям прямо, в словах, только если по молитвам откроет. А молиться-то и не умеют….

– Я думаю, что её почитание не растёт. Например, оно просто несравнимо с почитанием блаженной Матроны Московской. Но та память, которая сохранилась среди людей, знавших её, – эта память крепкая, благодатная, благодарная. С каждым годом я узнаю всё больше людей, которые получили от неё духовную помощь. И память её не умрет, у меня никаких сомнений нет, что это была великая праведница нашего времени.

* * *

– В церковном киоске вашего храма я обнаружил музыкальные диски с записями Акафиста Иисусу Сладчайшему в исполнении церковного хора вашего храма, при этом текст читает прот. Николай Гурьянов. Как сложилось это сотрудничество?

– На протяжении многих лет у меня было духовное общение с отцом Николаем, я неоднократно у него бывал. Записи мы делали по его благословению. В том же киоске есть книга «Слово Жизни», и там написано, что она напечатана по благословению отца Николая. Вот, кстати, еще один благодатный пример соборности в жизни нашей Церкви. Обычно ведь церковная литература печатается по благословению архиерея. Когда я обратился к нашему владыке митрополиту Владимиру с этой книгой: «Благословите издать», – он спросил: «А ты хорошо знаешь отца Николая?» «Да, – отвечаю я, – неоднократно бывал у него на острове. А он когда благословляет издание, то всегда говорит: как правящий архиерей решит». «Ну, раз он благословляет, – говорит владыка, – то я согласовываю. Так и напечатайте». На мой взгляд, очень духовное отношение к ситуации. Так книга у нас и вышла: по благословению отца Николая, по согласованию с митрополитом Владимиром.

– Насколько я знаю, своё служение вы начинали в посёлке им. Морозова (напротив Петрокрепости). В чем разница между служением в сельской местности и в городе?

– Да, там я начинал организовывать приход с нуля. Поселок был закрытый, там было военное производство. Помню, я ещё только сходил с перрона, приехав на электричке, а уже прошла по цепочке весть, что батюшка приехал в поселок.

– По подряснику узнали?

– Нет, по лицу. В начале 90-х в подряснике передвигаться, а особенно ездить в ночных электричках, было небезопасно. А нам с матушкой приходилось ездить именно на первой электричке к началу службы, и возвращались вместе на самой последней электричке. Ребёнок у нас в то время был еще маленький – во время службы он сидел в алтаре. Служишь, и никто тебя не заменит. Матушка управляла хором, она и сейчас здесь на приходе управляет хором. Город есть город, в нём много храмов, и православные христиане всегда могут выбирать тот храм и тех священников, которые ближе им по духу. Потом здесь есть еще какие-то традиции: кого-то крестили в этом храме, кто-то венчался, кто-то живёт рядом, поэтому его постоянно посещает. А церковь в сельской местности – всегда отсутствие такого выбора. А это означает необходимость прихожанам находить общий язык со священником, а ему, в свою очередь, заниматься очень кропотливо воспитанием прихожан. Так что с работой на сельском приходе связаны большая ответственность и духовное напряжение.

* * *

О судьбе храма Рождества Иоанна Крестителя можно, наверное, снять исторический сериал. Вот возможные сюжеты лишь некоторых его серий.

В 1765 году Екатерина II дарит наследнику престола цесаревичу Павлу Петровичу Каменный остров, который тогда был пригородом Санкт-Петербурга. Спустя десятилетие здесь начинается строительство Каменноостровского дворца, а вместе и домовой церкви. Для этого приглашён директор Академии художеств архитектор Ю. М. Фельтен (по его проекту создавалась знаменитая решётка Летнего сада). Возводится храм в модном в то время неоготическом стиле. По сей день это архитектурное решение аукается в жизни прихода: то и дело откуда-то являются слухи о том, что храм-де «какой-то не такой», неправославный, ходить сюда «неблагодатно» и пр. На самом деле храм был любимым у самого православного из русских императоров – Павла I. Здесь он пел в церковном хоре. А еще за год до постройки он обратился к митрополиту Санкт-Петербургскому и Новгородскому Гавриилу с просьбой заранее определить в новый храм священника, «которого не только знание, как поведение было хорошо и притом не навлекало бы стыда месту». Слухи эти, возможно, питаются ещё тем историческим фактом, что, когда император Павел I стал Великим магистром ордена Святого Иоанна Иерусалимского, церковь на Каменном острове перешла его рыцарям. Мальтийские кавалеры принимали здесь присягу, а вокруг было устроено их кладбище. Но после вступления на престол императора Александра I кладбище при церкви было закрыто, а захоронения перенесены на Васильевский остров.

Другой эпизод. Последние годы жизни Александра Пушкина, поблизости он снимает дачу. Кадр: в Предтеченской церкви идет крещение дочери Пушкина Натальи. Поэт задумчив, душа занята мыслями о вечном. Здесь, на Каменном острове, рождаются его великие строки, проникнутые православным духом: «Отцы пустынники и жёны непорочны…» Проходит некоторое время, и вот – роковой день дуэли. Пушкин молится перед святыней Предтеченского храма – образом Иверской Божией Матери. О чём его мысли?

В марте 1938 года храм Иоанна Предтечи закрыт. От сноса храма для «перепланировки улицы и выпрямления трамвайных путей» на острове Трудящихся (так он был переименован) спасает то, что за три года до этого здание включено в реестр памятников архитектуры. Внутри храма расположилась мастерская скульптора… Кинокамера наезжает на узкое готическое окно, за которым что-то белеет. Ближе, ещё ближе. Наконец видно, что это только что изваянная голова вождя мирового пролетариата. Очередной зигзаг русской истории…

* * *

– В чём особенность нашего прихода? Много интеллигенции посещает его, – рассказывает о. Вадим. – Причём издалека приезжают. Но главная особенность определяется самим расположением храма. Здесь, на островах, находятся многие санатории и больницы. Кроме онкологического диспансера, рядом детский психоневрологический диспансер, Дом ветеранов, Институт мозга человека… Поэтому все священники нашего храма окормляют лечебные учреждения. В некоторых открыты молитвенные комнаты. Вот сейчас главврач онкологической больницы просит, чтобы мы оборудовали часовенку у них. Помещение уже выделено. Прежде мы посещали эту больницу, молились вместе с больными, и, как видно, это имело добрые последствия. Все ощущают, что необходимо благотворное влияние Божие на людей. Тут создана общественная ассоциация, которая называется «Анти-рак», по её просьбе мы проводим духовные беседы с онкологическими больными.

– У вас на приходе еженедельно читаются не только акафисты «Всецарице», но и перед «Неупиваемой Чашей», перед иконой Пантелеимона Целителя. А сами члены причта, когда заболевают, к чьей помощи прибегают – врачебной или к церковным средствам?

– Я в случае болезней, конечно, благословляю их не только молиться, но и обращаться к врачам. Обижаются порой, не слушаются. Дескать, я с Богом, зачем мне врачи?..

Сегодня даже странно вспоминать, что, когда мы впервые появлялись в лечебных учреждениях, отношение к нам, священникам, было настороженное, а то и ещё хуже. Возможно, это было что-то вроде ревности: мы, медики, трудимся-лечим, а любое улучшение самочувствия пациенты теперь будут относить за счёт молитв и святой воды. Но сегодня многие врачи – наши постоянные прихожане… В конце концов, пришло понимание, что мы совместно трудимся ради людей, дополняя друг друга.

 

Игорь ИВАНОВ
Фото автора